Вести.Пенза
Экономика:
Достижения, развитие, опыт
Эксклюзивное
интервью:
То, о чем вы хотели спросить
Фильмы
ГТРК "Пенза":
Мир в нашем объективе
Фотоновости
Пензы:
Узнавайте моменты и детали



ОБЩЕСТВО
О КОМПАНИИ
История компании
Руководство компании
Лица компании
Голоса компании
Каналы вещания
Проекты
Рекламодателю
Вести FM
Контакты
Промо ТВ
ПРОГРАММА ПЕРЕДАЧ
«Россия 1. Пенза»
«Радио России»
«Вести FM. Пенза» 96.0
ИНФОРМАЦИЯ О РЕГИОНЕ
Пензенская область  
Слава губернии  
Новости бизнеса  

Новости | Общество
12.03.2015 11:11 Пензенский Герой Петр Антипов возглавлял особый факультет Военной академии Генштаба

Пензенский Герой Петр Антипов возглавлял особый факультет Военной академии Генштаба

Фото
Татарское книжное издательство выпустило «Книгу героев (Батырлар китабы)» энциклопедического характера, где собраны сведения о 378 Героях Советского Союза. Большинство из них родились в Татарстане, либо учились, работали, жили здесь. В этот список попало имя Петра Федоровича Антипова. Героя Советского Союза, который закончил в городе Елабуге окружные курсы младших политруков ПриВО.

Местным жители гордятся тем, что определенный этап этого прославленного человека, прошел в Татарстане. Пензенцы же гордятся, что свой жизненный путь Петр Антипов начал на пензенской земле.

Библиограф Героя Валерий Воробьев пишет, что Петр Антипов ходил в поселковую школу. В 1929 году в дом к Антиповым пришли серьезные передряги, связанные с повсеместной коллективизацией. Отец Петра был работящим крестьянином-середняком и отказался вступать в колхоз, за что был лишен избирательных прав и всячески «искоренялся» как чуждый класс. Коллективизация принесла голод в Поволжье, но все это семья Антиповых с трудом пережила. Правда особая отметка о событиях 1929 года навсегда осталась в личном деле Петра Антипова.


В 1936 году Антипов окончил девять классов и уехал в Пензу, где устроился на завод имени Фрунзе чертежником. За добросовестный труд был выдвинут на должность контрольного мастера, отвечающего за качество произведенной и сдаваемой на склад продукции.

27 января 1940 года Пензенским ГВК Антипов был призван в ряды РККА, прошел полковую курсантскую школу и год служил помкомвзвода в 576-м легко-артиллерийском полку 167-й стрелковой дивизии в городе Балашове. В феврале 1941 года он был направлен на окружные курсы младших политруков в город Куйбышев. Здесь его застало начало Великой Отечественной войны.

14 октября 1941 года младший политрук Антипов стал секретарем ВЛКСМ 15-й воздушно-десантной бригады седьмого воздушно-десантного корпуса. Корпус основательно готовился к наступательным боям, к высадкам в тыл врага, но неудачное использование воздушно-десантных корпусов в 1941 и начале 1942 годов приостановило выдвижение седьмого ВДК на фронт. Тем не менее, Антипов в 1942 году прошел курсы усовершенствования командного состава ВДВ в поселке Нахабино под Москвой и в звании лейтенанта был назначен командиром стрелковой парашютной роты.

Однако летом 1942 года война опять пошла вглубь территории СССР, и оперативная надобность в воздушно-десантных войсках на время отпала. Они были переформированы в гвардейские стрелковые дивизии.

4 августа 1942 года лейтенант Антипов был назначен командиром стрелковой роты 105-го гвардейского стрелкового полка 34-й гвардейской стрелковой дивизии. Дивизия прибыла в состав 28-й армии Сталинградского фронта и заняла оборону в Астраханском оборонительном районе. 28 августа 1942 года в бою у поселка Яшкуль в центре Калмыкии состоялось боевое крещение лейтенанта Антипова.

Первый бой был тяжелым – враг напролом ломился по дороге Элиста — Астрахань с целью выйти на берег Каспия и полностью отрезать Кавказ от страны. Но на их пути насмерть встали десантники. Бойцы роты Антипова нанесли противнику большие потери, но под давлением многократно численно превосходящего врага им пришлось отойти к поселку Хулхута. Это был последний рубеж — дальше к Астрахани фашисты не прошли. 5 сентября 1942 года лейтенант Антипов был легко ранен в левую ногу, но поле боя не оставил и даже не обратился в медсанбат. До ноября 1942 года гвардейцы держали оборону восточнее Хулхуты.

Этой же дорогой подразделения 28-й армии в ноябре 1942 года начали наступление на Элисту. 24 ноября был освобожден Яшкуль, причем рота Антипова в составе батальона обошла поселок по заснеженной степи и отрезала путь отступления гарнизону Яшкуля по дороге. 19 декабря 1942 года в бою за селение Чапчачи лейтенант Антипов был ранен и эвакуирован в госпиталь в город Астрахань.

В связи с наступательными действиями советских войск снова понадобились десантные подразделения, и поэтому после излечения в феврале 1943 года лейтенанта Антипова откомандировали в 11-ю гвардейскую воздушно-десантную бригаду, которая находилась на доукомплектовании в городе Тейково Ивановской области. Здесь Антипова назначили командиром воздушно-десантного батальона.

В сентябре 1943 года 11-я гвардейская ВДБр была направлена на Калининский фронт, где в составе 3-й ударной армии участвовала в боях за город Невель, а зимой 1944 года уже в составе 1-го Прибалтийского фронта — в боях за станцию Маево Псковской области.

В марте 1944 года лейтенант Антипов был переведен на 2-й Украинский фронт, где в составе 53-й армии было назначен командиром 30-го ударно-штурмового батальона 3-го ударно-штурмового полка. 53-я армия в это время вела широкомасштабное наступление в ходе Уманско-Ботошанской операции. Батальон Антипова отличился при освобождении города Котовска и особенно при форсировании Днестра севернее города Дубоссары. К середине апреля 1944 года бойцы-штурмовики Антипова достигли молдавского города Оргеев и участвовали в его освобождении. За умелое руководство батальоном лейтенант Антипов был награжден орденом Красной Звезды и получил воинское звание старшего лейтенанта.

В августе 1944 года батальон Антипова участвовал в Ясско-Кишиневской операции. В то время как войска соседних армий окружали фашистскую группировку в Молдавии, войска 53-й армии, в том числе и батальон старшего лейтенанта Антипова, из района города Яссы совершили стремительный рывок на юг и за 11 дней боев достигли столицы Румынии города Бухареста. Часто бойцы шли в наступление в качестве десанта на танках 6-й танковой армии. 31 августа 1944 года Бухарест был освобожден. 5 сентября 30-й ударно-штурмовой батальон участвовал в освобождении города Питешти, 15 сентября — города Карансебеш.

Без оперативной паузы началась Дебреценская операция, в ходе которой батальон Антипова пересек границу Венгрии и 8 октября 1944 года участвовал в штурме города Карцаг. За отличие в боях при освобождении Румынии и Венгрии старший лейтенант Антипов был награжден орденом Красного Знамени.

Далее последовали тяжелые бои за выход к реке Тиса. Фашисты в Венгрии сопротивлялись с особым упорством. Некоторые населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. К концу октября 1944 года штурмовой батальон Антипова вышел на Тису в районе города Хевеш и начал готовиться к форсированию. В ночь на 7 ноября 1944 года бойцы батальона на лодках и подручных средствах устремились на вражеский берег. Враг открыл ураганный огонь, но это не остановило порыв советских воинов. Возглавляемые старшим лейтенантом Антиповым, бойцы батальона захватили на берегу Тисы небольшой плацдарм, сразу втянувшись в отражение вражеских контратак. На плацдарм удалось переправить также артиллерийскую батарею, приданную штурмовому батальону. Несколько дней советские бойцы отражали яростные атаки противника, уничтожив большое количество его живой силы. Комбат все время находился в самых жарких точная боя, своим примером воодушевляя подчиненных на подвиги. Плацдарм был удержан.

После форсирования Тисы, батальон Антипова участвовал в освобождении венгерских городов Ясапати, Дьендьеш, где были захвачены большие трофеи и взято в плен более сотни гитлеровцев, и вышел на территорию Чехословакии. За время боев в Венгрии бойцами батальона под командованием старшего лейтенанта Антипова было уничтожено до 450 фашистов, сожжено 8 танков и штурмовых орудий, ликвидировано много пулеметных, минометных и артиллерийских огневых точек.

За форсирование Тисы и бои в Венгрии старший лейтенант Антипов был представлен к званию Героя Советского Союза.

На заключительном этапе войны капитан Антипов участвовал в освобождении столицы Словакии города Братиславы. Затем служил в составе советских оккупационных войск на территории Чехословакии.

В июле 1946 года Антипов стал слушателем Военной академии имени Фрунзе. После окончания академии с 1948 года Антипов долгие годы служил в воздушно-десантных войсках: в 1948-51 годах в звании гвардии майора — командиром отдельного гвардейского воздушно-десантного батальона 105-й гвардейской ВДД, в 1951-55 годах в звании гвардии подполковника — командиром 351-го гвардейского парашютно-десантного полка 106-й гвардейской ВДД, в 1955-56 годах в звании гвардии полковника — заместителем командира 114-й гвардейской ВДД, в 1956-58 года — командиром 7-й гвардейской ВДД.

В феврале 1958 года П.Ф. Антипову было присвоено звание генерал-майора. В том же году он стал слушателем Военной академии Генштаба. После окончания академии служил начальником отдела боевой подготовки ВДВ и заместителем командующего ВДВ по боевой подготовке.

В 1964 году Антипов был назначен заместителем по сухопутным войскам старшего группы советских военных специалистов в Индонезии, там стал генерал-лейтенантом. С 1966 года он был старшим группы советских военных специалистов в Объединенной Арабской Республике (Египет).

После возвращения в СССР с 1968 года генерал-лейтенант П.Ф. Антипов шесть лет служил заместителем командующего войсками Сибирского военного округа по боевой подготовке. С 1974 года перешел на административно-преподавательскую работу, став начальником особого факультета Военной академии Генштаба, где проработал до января 1980 года.

С 1980 года генерал-лейтенант П.Ф. Антипов — в запасе. Жил в Москве. Умер 19 апреля 1984 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.



На малой родине Героя в бессоновском краеведческом музее хранится биографический материал о Петре Федоровиче Антипове.

На аллее славы в селе Бессоновка Пензенской области установлен бюст Героя.



Жизнь и подвиг Героя увековечен и в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

На главном направлении

Из документов и других материалов я уже многое знал о генерале Антипове. Недоставало лишь подробностей основных событий и оценки их самим героем. Так что личная встреча с ним была необходима. Однако выбрать время для нее оказалось не так-то просто: служебных забот у заместителя командующего военным округом было более чем достаточно.

Я понимал это и терпеливо ждал подходящего случая. И вот получаю от Петра Федоровича открытку: «...Несколько дней я буду находиться в Москве. Если есть возможность, приезжайте. Мой адрес...».

Жарким июньским днем я подошел к Военной академии имени Куйбышева. Дежурный офицер, заметив невесть откуда появившегося штатского и покосившись на видавший виды мой дорожный чемоданчик, спросил:

— У вас какие дела к нам, товарищ?

— Мне нужно пройти к генерал-лейтенанту Антипову.

— К самому? — переспросил дежурный, невольно потянувшись, услышав имя генерала.

— Да, к нему.

— Ваша фамилия?

Я назвался и подал документ, удостоверяющий меня.

— Пойдемте, я вас провожу.

В просторном, строго обставленном кабинете находилась группа военных, среди них было несколько генералов. Из-за большого стола вышел мне навстречу плотный, коренастый в безукоризненно подогнанном кителе генерал-лейтенант.

Мы познакомились. Офицеры и генералы вскоре вышли из кабинета, и мы остались с Петром Федоровичем вдвоем.

— Знаю, вам не терпится начать разговор, ради которого вы приехали, но сначала расскажите мне, пожалуйста, о Пензе, — попросил Антипов.— Давно там не был, а вспоминаю часто. Как теперь выглядит здание семилетней школы имени Калинина, в которой я учился?

Рассказав кратко о Пензе, я спросил:

— Петр Федорович, сегодня 22 июня. Где застал вас этот день в 1941 году?

— Знаете, совпадение: тоже шли экзамены. Только были они в Куйбышевском военно-политическом училище, и тогда их сдавал я. А теперь в качестве члена государственной экзаменационной комиссии принимаю их у слушателей академии имени Куйбышева.

— Однако вскоре военную специальность вам пришлось заменить. Так, если я не ошибаюсь?

— Да, меня направили тогда на курсы усовершенствования командного состава воздушно-десантных войск. Сначала занимались в Саратове, потом в Подмосковье. Отрабатывали прыжки с парашютом, изучали методы ведения боя в тылу противника, осваивали немецкий язык. Программа была крайне напряженной. Ничего не поделаешь, того требовала война.

Наша беседа была продолжена на квартире Петра Федоровича.

— Работа у нас будет сейчас в некотором роде сверхурочная,— пошутил Петр Федорович, — так что не мешает подкрепиться. Протесты не принимаются. Я ведь знаю, что вы готовы «трое суток не спать, трое суток шагать, ради нескольких строчек в газете». Так что — прошу к нашему шалашу.

За столом наш разговор шел о Пензе, а затем началось путешествие в прошлое.

* * *

Первое испытание боем Петр Федорович, тогда еще лейтенант, получил под Смоленском, где его ранило осколком снаряда. Дальше — как обычно: госпиталь и мучительное сознание того, что он надолго выбыл из активной борьбы. Время было напряженное, враг тянулся к столице Родины, каждый человек на счету, а он, подготовленный командир взвода, лежит, меняет повязки на ране и ждет, когда окрепнет.

...После взятия Ростова-на-Дону фашисты остервенело ползли к Сталинграду, стратегическое значение которого они хорошо понимали. Надо было их во что бы то ни стало остановить, обескровить на пути к Волге.

В числе других стояло насмерть и десантное подразделение гвардии лейтенанта Антипова. Днем оно упорно удерживало рубеж обороны, а ночью десантники проникали в тыл противника, забрасывали его гранатами, навязывали ближний бой и били врага наверняка с меньшими для себя потерями.

— Потери были, конечно, и у нас, — рассказывал Антипов, — но у противника они значительно превосходили наши.

Приближалось 19 ноября 1942 года. Антипову, как и командирам других рангов, тогда ничего не было известно о готовящемся для фашистов «котле» под Сталинградом. Прибывали части, скрытно концентрировались живая сила и техника.

Подразделение Антипова в Сталинградской операции начало с разведки боем. Ночью десантники ворвались в окопы противника, действуя где штыком, а где гранатой. Бой шел всю ночь. Немцы не выдержали натиска, понеся большие потери. Оправившись от замешательства, они предприняли попытку остановить успешное наступление наших частей. Особенно упорные бои развернулись в районе населенного пункта Яшкуль. К этому времени батальон Антипова ушел далеко вперед, оторвавшись от главных сил. Командир полка приказал ему занять оборону. Десантники окопались, приготовили гранаты и бутылки с зажигательной смесью. «Выдержат ли ребята? — думал, проверяя позиции, комбат. — Должны выдержать. И не такое видали. В батальоне много коммунистов и комсомольцев, а это надежная опора».

Утром фашисты обрушились всеми силами. Впереди шли танки, за ними — пехота. Противотанковые пушки били их на близкой дистанции, без промаха уничтожал танки взвод бронебойщиков-пэтээровцев (на его вооружении были ПТР — Ред.). Сама родная земля помогала нашим воинам: скованная ноябрьскими морозами, она была настолько твердой, что не пропахивалась гусеницами танков. Они утюжили окопы и траншеи, но бойцов не засыпало землей. Поэтому вслед танкам летели гранаты и бутылки с горючей смесью, а идущую за ними пехоту воины расстреливали автоматными и пулеметными очередями в упор.

— Петр Федорович, это мне напоминает некоторые волнующие эпизоды из кинофильма «Горячий снег», — заметил я в нашей беседе.

— Совершенно верно. Подобные острые контратаки противник проводил на многих участках Сталинградского и Донского фронтов. Они очень характерны для того периода. В тот памятный день враг бросался на нас раз пятнадцать, но так и не продвинулся ни на шаг. Какие были солдаты — орлы! На каждого надеялся, как на самого себя, а они верили нам, своим командирам.

В этом бою П.Ф. Антипова тяжело ранило, но он не покинул батальон и продолжал командовать до конца боя. До весны 1943 года лечился в госпитале в Астрахани. Переписывался с десантниками, радовался их успехам, огорчался, когда узнавал о погибших.

После выздоровления его назначили командиром парашютно-десантного батальона, с которым он освобождал Украину, а затем Молдавию.

— К тому времени, — вспоминал Петр Федорович,— я командовал уже 30-м ударно-штурмовым батальоном, входившим в состав 53-й армии. 20 августа 1944 года началась Ясско-Кишиневская операция. В результате стремительного наступления наших войск была окружена крупная группировка фашистов. На одном из участков враг прорвался. Он поставил на карту все и шел напролом. Наш полк, совершив форсированный марш, навязал встречный бой. Мой штурмовой батальон был хорошо укомплектован, и командование использовало его в первом эшелоне. Очень помогло нам соседнее подразделение капитана Буганова. Вырваться неприятелю не удалось.— Генерал помолчал и добавил: — Мой фронтовой товарищ Буганов Гаджи Османович преподает сейчас в Харькове в высшем военном училище. Он — Герой Советского Союза, полковник.

Потеряв 31 августа 1944 года Бухарест, немецко-румынские войска часто и сильно контратаковали. На ряде участков бои принимали затяжной характер, особенно на подходе к румыно-венгерской границе.

...Полку было приказано обойти румынский город Лугож с северо-запада и достичь границы. Предстоял тяжелейший ночной марш по сильно пересеченной местности. Привалы были редкими и короткими. Бойцы буквально валились с ног от усталости, засыпая на привалах сразу же.

23 сентября полк выдвинулся к границе и с ходу вступил в бой. Батальон старшего лейтенанта Антипова сражался исключительно самоотверженно и скоро ворвался в венгерский город Баттонья. Развивая стремительное наступление, через два дня вышел к укрепленному пункту обороны — городу Мако. Здесь фашисты решили перехватить инициативу и предприняли несколько ожесточенных контратак. Десантники успешно их отбили, но город оставался в руках противника.

Тогда комбат Петр Антипов обратился к командиру полка:

— Прошу разрешить ночью прорваться в город. Мне удалось установить одно слабое место в немецкой обороне. Ночная атака должна способствовать успеху: у страха ночью глаза велики.

— А если вас отрежут и запрут в городе, тогда как?

— Будем действовать согласно обстановке, товарищ полковник. Немцам тоже придется несладко, ведь у них под боком окажется ударно-штурмовой батальон. Да к тому же они, наверняка, не успеют разобраться, какими силами мы ворвемся. А тем временем подойдут другие батальоны...

— Мысль хорошая. Но давайте-ка взвесим все за и против. Не мешает послушать, что думают комбаты. Один ум, говорят, хорошо, а пять лучше, — и командир полка приказал вызвать командиров батальонов.

Посоветовавшись с ними, принял смелое решение.

...Под покровом спустившихся сумерек Антипов вывел свой батальон на исходный рубеж. Неподалеку заняли позиции роты Гаджи Буганова. Когда в расположении противника наступила относительная тишина (он, видимо, решил, что уставшие русские не возобновят атак до рассвета), по окраине Мако разнеслось мощное «ура!». Десантники пошли в ночную атаку. Вскочив в траншеи, они ловко орудовали штыками и прикладами, а затем устремились к центру города.

Однако смятение в неприятельских рядах длилось недолго. Используя большое преимущество в живой силе и технике, фашисты быстро заперли батальон Антипова в городе. Худшее, что предполагал комполка, случилось.

Но это не стало неожиданностью для молодого комбата Антипова. Оценив обстановку, он отдал приказ: «Пробиваться дальше! Не останавливаться!»

Дерзновенный маневр десантников произвел переполох у немцев.

В панике они слабо противодействовали натиску батальона, и к рассвету он захватил весь населенный пункт.

Через несколько часов фашисты предприняли попытку выбить наших воинов из города, но те уже успели закрепиться, заняв круговую оборону. Около суток удерживали они оборону Мако, пока подразделения Гаджи Буганова пробивались к нему, напористо ведя бой на окраине города.

За последующие полмесяца полк прошел двести километров, овладел населенными пунктами, в том числе крупными: Чанадпалота, Мезенедвеш, Апотфала. В тех боях батальон Петра Антипова выполнял самые ответственные задачи.

— Все это происходило, — пояснял генерал Антипов, — перед началом Дебреценской операции, в ходе которой была освобождена северо-западная часть Румынии. К концу октября 40-я армия пересекла румыно-венгерскую границу в районе городов Сату-Маре, Карей. Теперь противник надеялся остановить ее продвижение, используя естественную преграду — реку Тиссу, западный берег которой был сильно укреплен. Наш полк в начале ноября находился на подходах к ней, километрах в пятидесяти северо-восточнее города Сольнока.

Командование уже планировало форсирование Тиссы, но сначала надо было еще выйти на ее восточный берег. Трудность для советских частей заключалась в том, что местность здесь была ровная, пристрелянная противником. Продвигались они поэтому медленно, используя малейшие возможности рельефа, вечернее и ночное время, чтобы как можно меньше иметь потерь. И все-таки полк теснил фашистов, и они вынуждены были бросить восточный берег, закрепились на противоположном.

Когда батальон вышел к Тиссе, комбат сказал:

— Развести костры разрешаю. Обсушиться надо.

А сам уже прикидывал, посматривая на речную гладь: «В ширину будет метров двести. Течение быстрое. Вода холодная: ноябрь есть ноябрь. Да-а, многие солдаты не доберутся до того берега...»

Комбат Антипов должен был думать о судьбах сотен солдат, о том, как выполнить приказ с наименьшими жертвами.

— Скрытно от противника, — вспоминал Петр Федорович, — мы стали запасаться плавучими средствами. В основном это были обыкновенные весельные лодки, но, конечно, на целый батальон их не наберешь. Много сколотили плотов. Замаскировали все.

Бой предвиделся тяжелейший, поэтому среди личного состава велась напряженная политико-воспитательная работа. Проходили партийные и комсомольские собрания...

На одном из таких собраний выступил комбат. Он сказал, что завтра советский народ будет отмечать 27-ю годовщину Великого Октября. В тылу, в цехах заводов и фабрик, на полях колхозов и совхозов люди самоотверженным трудом куют победу над фашистскими захватчиками, обеспечивая воинов всем необходимым, чтобы они лучше воевали и гнали фашистского зверя в его логово, где предстоит прикончить его. Антипов разъяснил боевую задачу, откровенно заявив, что она трудная, но по нашим силам и будет выполнена.

...Над Тиссой спустилась темная осенняя ночь. С большими предосторожностями, стараясь не шуметь, грузились десантники на лодки, плоты. Командир батальона отправился с первой группой. Почти неслышно опускались в воду весла, без всплесков делались мощные гребки. На середине реки лодка с комбатом догнала другую. Поравнялись.

— В чем дело? — строгим шепотом спросил Антипов бойцов. — Почему замедлили переправу?

— Товарищ старший лейтенант, противник форсирует нам навстречу. Самостоятельно стрелять не решились.

— Правильно сделали. Команду на открытие огня подам автоматной очередью. А сейчас нажмите на весла. Вперед!..

И вот на середине полноводной реки резанул автомат комбата, его поддержали десятки других. На лодки и плоты противника посыпались гранаты. Немцы не оказали организованного сопротивления: одни быстро повернули в сторону берега, другие падали в ледяную воду, тонули.

На том берегу гитлеровцы всполошились, но открывать огня не стали, боясь побить своих. Воспользовавшись этим, наши бойцы на нескольких лодках подошли к берегу.

Антипов, продолжая вести огонь из автомата, выпрыгнул из лодки.

— Товарищи! Впере-ед! Враг бежит!

По правде говоря, фашисты еще не думали покидать свои траншеи: это видно было по тому, какой сосредоточенный огонь они вели по нашим десантникам. Комбату надо было поддержать своих товарищей, вселить в них уверенность. Расчет его оправдался.

Фашисты не выдержали натиска и отступили. Десантников осталось совсем немного, зато каждый из них дрался за троих. Противник предпринимал одну контратаку за другой, пытаясь столкнуть кучку наших храбрецов в холодную Тиссу, но не было такой силы, которая опрокинула бы советских бойцов. Они были готовы погибнуть, но не дать врагу приблизиться к берегу: Антипов знал, что на него вся надежда остальных подразделений полка, которые уже начали переправу, используя его успех.

Однако подмога эта шла медленно: водный рубеж такой ширины за минуты не перемахнешь. Он больше рассчитывал на помощь с правого фланга: там форсировал батальон Гаджи Буганова. С одной стороны, тишина на этом фланге радовала Антипова: значит, переправляется незамеченным; а с другой — беспокоила: скоро ли подойдет Буганов?

Наконец-то дождался. С правого фланга разразилась ожесточенная перестрелка. Затем захлопали взрывы гранат, послышалось дружное «ура!»: батальон Буганова начал штурм прибрежных укреплений противника.

— Ребята! — крикнул своим десантникам Антипов.— Это наши переправились. А ну-ка, приударим по-десантовски!

Такая весть влила новые силы в бойцов, и они дрались еще упорнее. К рассвету ударно-штурмовой полк закончил форсирование Тиссы и сосредоточился на западном берегу.

Наступило затишье. Антипов, приведя себя в порядок — командир есть пример, — обошел подразделения. Осталось в них мало. Остановился у небольшой группы десантников:

— Товарищи, главное мы сегодня сделали: преодолели реку, а немцы от нас не уйдут. Вон за теми пригорками уже Будапешт. Ну, а если точнее, километров сто будет... Для воздушной пехоты это не расстояние.

— В Будапеште будем, товарищ комбат, а как насчет Берлина? — спросили его.

— И ему некуда от нас деться.

Воины весело оживились.

— Как говорили наши предки, кто к нам с мечом придет, тот от него же погибнет.

— Верно говорили!

— Даешь Берлин!

Подбежал связной:

— Товарищ старший лейтенант, вас вызывает командир полка.

Батальонам была поставлена задача: преследуя противника, с ходу форсировать Малую Тиссу. Речка действительно оказалась малой, и ее с боем преодолели вброд. На противоположном берегу завязалась рукопашная схватка. Она была жестокой и непродолжительной. Потеряв на берегу сотни трупов, разрозненные подразделения фашистов в беспорядке отступили к Поросло. Наши воины штурмом овладели этим населенным пунктом и обеспечили форсирование Тиссы частями 57-го стрелкового корпуса.

Ударно-штурмовой полк сутками позже овладел важным опорным пунктом обороны противника — железнодорожной станцией Мезетаркань. В этих боях он основательно потрепал артиллерийский полк венгров, несколько подразделений немцев. Только один батальон Антипова уничтожил четыреста пятьдесят и взял в плен сто тринадцать немецких и венгерских солдат и офицеров.

Через месяц Петра Федоровича вызвали в штаб 53-й армии, где командующий генерал И.М. Манагаров сказал:

— Для вас, товарищ Антипов, война окончена. Мы решили послать вас на учебу в Военную академию имени М.В. Фрунзе. А за фронтовые ваши геройские дела — благодарю...

В конце нашей встречи я сказал:

— Петр Федорович, в наградных документах каждый раз отмечается, что ваш батальон находился на главном направлении удара. А какое у вас главное направление сейчас?

Делать все, зависящее от меня, для укрепления мира. На любом направлении... — Генерал улыбнулся. — Борьба за мир — это одно из главных направлений жизни нашего народа, а значит, и мое — надежно защищать мир на земле.

Б. Легошин

(«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1976 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.


  Группы телеканала «Россия 1. Пенза»
  Читать russia1penza в Твиттере Читать russia1penza ВКонтакте Читать russia1penza в Одноклассниках Читать russia1penza в Facebook Смотреть russia1penza на YouTube


 Все сюжеты дня








АРХИВ 
р е к л а м а

п р о г р а м м ы

Презентация новой студии ГТРК «Пенза»

Ваши «Вести» в нашем эфире

Социальные сети

Новый год

Вести. Пенза

Вести. Пенза. События недели

Вестник студента

Пензенский государственный университет

Пензенская хроника. ХХ век

Доброе утро, Пенза!

58 регион. Территория успеха

Вести. Пенза. Подробности

Вести. Пенза. Экономика

Сельские вести

ЧМ-2018

Фильмы ГТРК «Пенза»

Открытая книга

Радио России из Пензы

Лермонтовский дневник

Эксклюзивно. Сделано в Пензе

Законодательная практика

Край талантов

АгроНавигатор

У камина

Интересная персона

Веры дивная лампада

Возродим святыню

Уроки творчества

© 2018 «Государственный интернет-канал «Россия» 2001 - 2018. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-26539 от 22 декабря 2006 года. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@rfn.ru. Реклама на сайте: тел. +7 (495) 954-04-61, е-mail: contact@roden-media.ru, ad@vesti.ru. Техническое сопровождение: Дирекция информационных технологий ВГТРК.