Эксклюзивное
интервью:
То, о чем вы хотели спросить
Фильмы
ГТРК "Пенза":
Мир в нашем объективе
Фотоновости
Пензы:
Узнавайте моменты и детали
Вести.Пенза
Экономика:
Достижения, развитие, опыт



О КОМПАНИИ
История компании
Руководство компании
Лица компании
Голоса компании
Каналы вещания
Проекты
Рекламодателю
Вести FM
Контакты
Промо ТВ
ПРОГРАММА ПЕРЕДАЧ
«Россия 1. Пенза»
«Радио России»
«Вести FM. Пенза» 96.0
ИНФОРМАЦИЯ О РЕГИОНЕ
Пензенская область  
Слава губернии  
Новости бизнеса  

Новости
17.03.2015 11:11 Экс-командующий ВВС республиканской Испании отразил в своих мемуарах подвиг пензенского Героя

Экс-командующий ВВС республиканской Испании отразил в своих мемуарах подвиг пензенского Героя

Фото
В Брянске есть известный памятник летчикам. На нем отражены биографические данные на летчиков, которые оттуда уехали воевать на стороне республиканцев в Испании и были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них имя Никифора Баланова. Однако мало кто знает, что родина Героя — Пензенская область.



Родился 10 июля 1909 года на станции Канаевка Городищенского уезда (ныне Городищенского района) Пензенской области в семье крестьянина. Батрачил, работал пастухом. Окончил в Пензе два курса строительного рабфака в 1930 году, работал на фабрике «Кожевник». С 1931 года в рядах Красной Армии. В 1933 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу летчиков.

Подробную биографию Никифора Баланова составил Олег Шушаков. По его словам, Никифор Баланов в звании лейтенанта служил младшим летчиком в 107-й истребительной авиационной эскадрилье 83-й истребительной авиационной бригады Белорусского военного округа.

Участник национально-революционной войны испанского народа с 3 ноября 1936 года по 27 мая 1937 года. Имел псевдоним «Луис». Был командиром звена истребителей И-16.

К 9 декабря 1936 года капитан Баланов имел на счету один сбитый в паре «Юнкерс» и 1,5 победы над «Хейнкелями». 2 января 1937 года награжден орденом Красного Знамени.

23 января 1937 года во время штурмовки войск противника в районе Хетафе (под Мадридом) был тяжело ранен зенитным огнем. Осколком снаряда ему оторвало палец на правой руке и пробило горло. Несмотря на это, сумел довести поврежденную машину до своего аэродрома, где он, не выпуская шасси, произвел вынужденную посадку и потерял сознание.

Вот как об этом эпизоде рассказывает писатель Сергей Ковалев: «Сергей Денисов, сейчас, казалось, никого и ничего не замечал. Выключив мотор, он выпрыгнул из кабины и побежал к самолету Баланова, своего ведомого. И когда взялся за борт, вспрыгнул на крыло, понял сразу: случилась беда. Об этом он подумал еще раньше, там, в воздухе, когда увидел на мгновение, как по машине Баланова полоснула золотистая пулеметная трасса. Потом, правда, в горячке боя, он позабыл об этом: атака следовала за атакой, а струи огненного дождя впивались в крылья, скрещивались у самого виска. К тому же, его ведомый, летчик Баланов, был по-прежнему на своем месте...

Теперь же Баланов сидел в кабине с окровавленным лицом... У самолета остановилась санитарная машина, в которую бережно положили потерявшего сознание летчика. Нет, не покинул Баланов боевой строй. А ведь в самом начале воздушной схватки разрывными пулями ему пробило шею и оторвало два пальца правой руки. Той руки, которая держала штурвал. Но он сражался! 20 минут длился тот бой».

Об этом бое в своих мемуарах «Меняю курс», изданных в 1966 году в Москве, бывший командующий ВВС республиканской Испании генерал Игнасио Идальго де Сиснерос писал так:

«6 ноября утром появились немецкие бомбардировщики «юнкерсы» в сопровождении итальянских истребителей «фиатов». Они, как обычно, рассредоточились, приготовившись безнаказанно бомбить и обстреливать боевые позиции и город. В тот момент, когда сирены еще продолжали оповещать население о воздушной тревоге, самолеты с красными эмблемами республиканской авиации появились в небе Мадрида и бросились в атаку на фашистских воздушных разбойников.

Зрелище, увиденное в то утро мадридцами, было грандиозным и незабываемым. В небе слышался беспрерывный рев моторов. Летчики почти в вертикальном пике бросались на «юнкерсы» и не давали им сбросить смертоносный груз. Мадридцы поняли: произошло что-то новое и необычное.

Люди бросились из бомбоубежищ на улицу, не думая об опасности... Мадридцы видели, как республиканские летчики сбили один за другим девять самолетов противника, остальные обратились в паническое бегство, преследуемые нашими истребителями.

Обезумевшие от радости мадридцы со слезами на глазах приветствовали республиканскую авиацию и Советский Союз, хотя прибытие советских самолетов держалось в глубочайшей тайне».

После лечения в госпитале Никифор Баланов был отправлен на родину. По неполным данным его окончательный итог в небе Испании составил три победы: одну лично и две — в паре.

27 июня 1937 года за образцовое выполнение специального задания Советского правительства по оказанию интернациональной помощи борющейся Испании, нанесение врагу урона в живой силе и технике удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Он стал первым из уроженцев Пензы, удостоенным этого высокого звания.

После возвращения из Испании был командиром звена, командовал авиаотрядом 107-й истребительной авиационной эскадрильи. В мае 1938 года назначен командиром сформированного 31-го ИАП.

В 1940 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Военно-Воздушной академии имени Жуковского. Получив звание полковника, с августа 1940 года был заместителем командира 26-й смешанной авиационной дивизии (Тбилиси).

С апреля 1941 года — заместитель командира и временно исполняющий обязанности командира 72-й смешанной авиационной дивизии того же округа (Ереван). С июня 1941 года — заместитель командующего Закавказской зоной ПВО.

Участвовал в Великой Отечественной войне. С июля 1941 года по апрель 1942 года командовал 71-й ИАД (ВВС 47-й армии Закавказского фронта). В августе 1941 года участвовал в операции по вводу советских войск в Иран. Затем, до сентября 1942 года, был заместителем командующего ВВС 47-й Армии (Крымский фронт).

С июня 1942 года — командир 283-й ИАД (Западный фронт). С августа 1942 года — командир 295-й ИАД (5-я Воздушная армия, Закавказский и Северо-Кавказский фронты и 17-я Воздушная армия, Юго-Западный фронт). Участник битвы за Кавказ, Краснодарской наступательной операции. Летая на ЛаГГ-3, лично выполнял боевые задания — по некоторым источникам, выполнил 12 боевых вылетов и сбил 2 самолета противника.

О своей встрече с Балановым вспоминает дважды Герой Советского Союза, известный советский летчик — истребитель, а тогда еще совсем молодой неопытный пилот, Николай Михайлович Скоморохов: «К нам прибыл командир дивизии Герой Советского Союза полковник Н.Ф. Баланов... Среднего роста, плотный, с мужественным лицом, в блестящем кожаном реглане, сверкающих хромовых сапогах, он покорил всех с первой встречи. Умел во всем разобраться, легко решить любое дело, умно поговорить, посмеяться. И вот мне предстояло идти с ним ведомым.

Утром мы взлетели. Был воздушный бой. Крутились, как в чертовом колесе. Баланов несколько раз выходил прямо в упор на «Мессеров». Но... не стрелял. Ничего не понимая, я поражался этому, однако предпринимать что-либо не решился, тянулся за ним, как нитка за иголкой, зорко охраняя комдива.

Бой закончился вничью. На аэродроме Баланов выскочил из кабины до невероятности разгневанный — таким у нас его еще никто не видел. Бросился к капоту, откинул его, зло ругнулся: лента с патронами не была присоединена к приемнику оружия...

— А ты чего не стрелял?

— Вас прикрывал...

Кто же вас так учил? Ведомый не только прикрывает, но и в бой вступает когда нужно.

Вот это я действительно слышал впервые. И слышал не от кого-нибудь, а от героя Испании, одного из лучших наших воздушных бойцов, человека, познавшего все тонкости нелегкой профессии летчика-истребителя!

Немного придя в себя, полковник Баланов дружески хлопнул меня по плечу:

— За то, что прикрыл надежно, — спасибо! А из остального сделай выводы на будущее.

Так поступить мог только сильный, знающий себе цену человек. Баланов именно таким и был».

С июля 1943 года командовал 317-й ИАД ПВО (1-я Воздушная истребительная армия Войск ПВО), под его руководством дивизия прикрывала военные объекты в Москве, Калинине, Химках, Волоколамске и других городах северо-западного Подмосковья.

В июле 1944 года отстранен от должности, находился в распоряжении командующего ВВС Западного фронта ПВО. С января 1945 года учился на Курсах усовершенствования офицерского состава истребительной авиации ПВО страны.

За участие в Великой Отечественной войне был награжден несколькими медалями, в том числе «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За победу над Германией».

В ноябре 1946 года полковник Никифор Баланов был уволен в отставку по болезни. Жил в городе Брянске. Умер 3 июня 1981 года. Похоронен на Советском кладбище.

Помнят о подвиге и на исторической родине Героя. В пензенском краеведческом музее в 2013 году была открыта выставка «Крылатые защитники Отечества», посвященная 100-летию образования Военно-Воздушных Сил России.

Экспозиция выставки рассказывала о развитии военно-воздушных сил в России и о земляках-пензенцах, выдающихся летчиках. Среди всех имен — значилось имя летчика Никифора Баланова.

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.


Волонтер Свободы


Они приехали в Испанию по доброй воле,
чтобы сражаться на нашей стороне, а если
нужно — умереть за наше дело.
Не считаясь со временем, не обращая внимания на усталость,
не жалея ради Испании ни крови, ни самой жизни,
они отважно сражались бок о бок с испанцами.
То были благородные, проникнутые революционной романтикой,
воспитанные и закаленные великолепной
советской школой герои.

Долорес Ибаррури


До командного состава полка дошли слухи, что в Испанию набирают летчиков-добровольцев для борьбы с фашистами. Кто-то предложил:

— Давайте, товарищи, попросимся туда. Напишем письмо самому Наркому обороны.

— Я согласен идти добровольцем,— ответил Никифор Баланов. — Пиши меня первым.

Записались и его однополчане. Через месяц их вызвали в Москву. Прошли медкомиссию, побывали на беседе в управлении кадров.

— В Париже вас встретят. Укажут, что делать, и помогут добраться до Испании. Важно — высоко нести честь советского командира,— напутствовал добровольцев работник Наркомата обороны.

Осенью 1936 года Баланов и его товарищи отправились в Париж, ехали в комфортабельном вагоне. После краткого отдыха в столице Франции выехали в Испанию. Хотя путь был короток, но добирались довольно долго. Французские власти всячески мешали проезду советских добровольцев: они под видом «нейтралитета», благоволя к генералу Франко, не особенно охотно выдавали визы на переезд франко-испанской границы. Многим добровольцам пришлось переходить границу тайно, по горным тропам, минуя французские пограничные посты.

Вот наконец и Мадрид — столица сражающейся Испании. Первое впечатление у Баланова было ужасающее: повсюду развороченные воронками от фашистских бомб мостовые, сгоревшие и разрушенные остовы зданий зияли пустыми глазницами окон и дверей, улицы, загроможденные баррикадами и перерытые траншеями, а на перекрестках блокгаузы из камня, бетона и мешков с песком. Город насторожен. Фашисты совсем рядом. Бдительность повышенная. Патрули республиканцев тщательно осматривают, проверяют всех подозрительных.

Разместились в гостинице. В ожидании направления в боевые части прошло несколько дней. Видели налеты фашистской авиации, безнаказанно снующей в небе над Мадридом.

— Скорее бы в бой. Ждать надоело. Дадим перцу фашистам,— не сдержался Никифор Баланов на приеме у советского советника республиканской авиации. Тот разочаровал добровольцев:

— Самолетов пока нет. Где-то через месяц, полтора подвезут. Но терять время нельзя. Ваша задача — готовить испанцев. Летчиков и механиков у них мало, и нашу технику они не знают. Будете, товарищи, работать в авиационном учебном центре.

Вскоре, 13 октября, через порт Картахену прибыли ящики с истребителями И-15 и И-16. Началась их сборка. Работали круглосуточно, забывая порой о еде и отдыхе. Одновременно учили испанских летчиков и механиков владению советскими машинами. После пробного облета собранных «чатос» — в переводе на русский язык «курносых» (так называли испанцы наши истребители за их конфигурацию) — стали совершать боевые вылеты. А сборка самолетов продолжалась. Тут-то советские волонтеры столкнулись с добрыми друзьями — испанскими рабочими и крестьянами, с офицерами-профессионалами и мелкими служащими. Все они были сторонниками республики. Их отличало высокое благородство, честность и братство, трудолюбие и врожденная смекалка.

Волонтеры из Страны Советов всей душой понимали, что дело, за которое сражается честный и свободолюбивый испанский народ, стоит того, чтобы идти ради него на смерть.

Приобретать боевой опыт было некогда. Нужна была быстрая победа над врагом, ибо осенью 1936 года многим казалось, что судьба Испанской Республики решена.

За рубежом уже трубили о том, что падение Мадрида неминуемо. Но фашисты были остановлены у стен столицы. На рабочих окраинах и в воздухе шли сражения, и враг терпел одно поражение за другим.

В этот период и началась боевая «страда» в небе Испании нашего земляка летчика-добровольца Никифора Федоровича Баланова.

Вначале он летал на бомбежку и обстрел позиций фашистов у Харамы, затем участвовал в налетах на казармы фашистских головорезов, а в перерыве между боями тщательно изучал технику и тактику вражеской авиации.

Хотя мятежники Франко и терпели поражение, но они не расставались с мыслью о захвате республиканского Мадрида и бросили на столицу новые силы, в том числе лучшие части немецких и итальянских авиасоединений. Был получен приказ командующего республиканских ВВС: «Очистить мадридское небо от «юнкерсов», «хейнкелей» и «фиатов»! Не допускать бомбардировки города!»

В ноябре Никифора Баланова назначили командиром истребительного звена. Это было как раз в разгаре боев за Мадрид.

В те годы по славным традициям гражданской войны в авиации, как и в сухопутных войсках Красной Армии, еще сохранялся принцип: командир — всегда впереди. Так поступал в воздушных боях и Баланов. Он всегда был там, где трудно, ведя за собой боевых друзей. И успех сопутствовал герою.

В одном из первых боев звено юрких И-15 Баланова разогнало группу «юнкерсов», не дав им прицельно бомбить правительственные здания в Мадриде.

После удачи Баланов еще раз понял, что не так уж смелы фашисты, как об этом трубят франкистские газеты. Собрав летчиков своего звена, он сказал:

— Фашисты смелы тогда, когда они нападают семеро на одного. Надо решительными атаками нападать на них, бить их из любого положения, и тогда победа — на нашей стороне.

И здесь же, на классной доске, что висела в казарме, он нарисовал схему последнего воздушного боя, показав и успехи, и ошибки как свои, так и подчиненных летчиков.

— На этот раз мы не сбили ни одного «юнкерса», но в следующем бою, надеюсь, не подкачаем,— заявил он. — Я уверен в наших силах и возможностях. Нас мало, зато в наших руках передовая советская техника. Наш народ, доверив ее нам, ждет от нас побед.

А через несколько дней Баланов в первой схватке сбил «юнкере». Окрыленный удачей, наш бесстрашный земляк более уверенно бросался в бой с врагами республиканской Испании, ведя за собой своих товарищей.

Однажды под Мадридом Никифор встретил своего земляка Сергея Тархова — командира эскадрильи истребителей И-16. Баланов о нем слышал как об опытном, смелом человеке, на счету которого было уже несколько сбитых фашистских машин. Завязалась крепкая дружба, но она оказалась недолгой: 14 ноября, защищая мадридское небо, Тархов был сбит. Он выпрыгнул из горящей машины на парашюте, но озверелые франкисты расстреляли летчика в воздухе. Умер он в испанском госпитале, похоронен на мадридском кладбище со всеми воинскими почестями.

Гибель земляка и задушевного друга потрясла Баланова. Он поклялся мстить фашистам беспощадно. Скоро о летном мастерстве молодого летчика с уважением заговорили друзья-испанцы. Знали его дерзость и враги в стане Франко. О его смелости и незаурядном владении приемами воздушного боя ходили легенды, и когда «чатос» — истребитель Баланова — появлялся в воздухе, летчики мятежников, зная его по номеру, спешили уйти подальше.

В ноябре Баланову записали в его актив десятки уничтоженных на земле франкистов, два немецких бомбардировщика, зенитную батарею и много другой техники, помимо того, групповой счет его звена составлял вдвое больше.

Ноябрь и декабрь были исключительно тяжелыми для патриотов. Генерал Франко, сосредоточив на мадридском направлении большие силы фалангистов, отборные части марокканцев и хорошо вооруженные легионы немцев и итальянцев, развернул решительное наступление на столицу. В бой были брошены сотни танков и десятки самолетов. Но и на этот раз генеральное наступление Франко на Мадрид было сорвано. Фашистам пришлось расстаться с привычкой без потерь бомбить город и расстреливать с воздуха свободолюбивых мадридцев. Воздушных разбойников встретила непреодолимая стойкость и безграничная храбрость советских и испанских летчиков-республиканцев. Ливень огня обрушивали они на врага, рвавшегося к столице, и наносили ему непоправимый урон.

В одном из таких боев отличился вновь Никифор Баланов, точнее сказать — все его звено. «Юнкерсов» было впятеро больше нашей тройки И-15. Баланов и его ведомые атаковали их на подступах к Мадриду. Влобовую пошли истребители треугольником, на острие которого — Баланов. Нервы у фашистов не выдержали, и строй их рассыпался. Командир звена погнался за головной машиной. Он знал, что обычно в ней находится самый опытный летчик. С ним решил разделаться раньше других; захватив его в перекрестие прицела, нажал на гашетку. Какой-то миг спас фашистского аса, который успел перейти в крутое пике. Баланов ринулся за бомбардировщиком и дал длинную очередь по кабине. «Юнкере» неуклюже завалился набок, перевернулся и, объятый пламенем, полетел вниз, неся за собой шлейф черного дыма.

— Есть один гад! — воскликнул Баланов и поспешил на помощь друзьям, которые вели бой с другими «юнкерсами», уходящими от Мадрида.

Испанцы, оборонявшие столицу, видели поединок Баланова с фашистом и не преминули потом поздравить его с успехом. В тот же день летчики республиканской авиации одержали большую победу: они сбили около десяти фашистских машин.

Это произошло накануне девятнадцатой годовщины Великого Октября. Об этом бое в своих мемуарах «Меняю курс», изданных в 1966 году в Москве, бывший командующий ВВС республиканской Испании генерал Игнасио Идальго де Сиснерос писал так:

«6 ноября утром появились немецкие бомбардировщики «юнкерсы» в сопровождении итальянских истребителей «фиатов». Они, как обычно, рассредоточились, приготовившись безнаказанно бомбить и обстреливать боевые позиции и город. В тот момент, когда сирены еще продолжали оповещать население о воздушной тревоге, самолеты с красными эмблемами республиканской авиации появились в небе Мадрида и бросились в атаку на фашистских воздушных разбойников.

Зрелище, увиденное в то утро мадридцами, было грандиозным и незабываемым. В небе слышался беспрерывный рев моторов. Летчики почти в вертикальном пике бросались на «юнкерсы» и не давали им сбросить смертоносный груз. Мадридцы поняли: произошло что-то новое и необычное.

Люди бросились из бомбоубежищ на улицу, не думая об опасности... Мадридцы видели, как республиканские летчики сбили один за другим девять самолетов противника, остальные обратились в паническое бегство, преследуемые нашими истребителями.

Обезумевшие от радости мадридцы со слезами на глазах приветствовали республиканскую авиацию и Советский Союз, хотя прибытие советских самолетов держалось в глубочайшей тайне».

На некоторое время франкистская авиация прекратила полеты над Мадридом, прекратились и бомбардировки. Но Гитлер и Муссолини предоставили Франко новые самолеты, в том числе новейшие истребители Me-109. Над столицей возобновились ожесточенные воздушные бои.

В январе 1937 года, когда на боевом счету Баланова были десятки боевых вылетов, несколько сбитых и поврежденных самолетов, он получил приказ: звеном И-16 (к тому времени его звено летало на этих машинах) нанести удар по частям итальянского корпуса в районе городка Хетафе, что южнее Мадрида.

Истребители были встречены плотным огнем зениток. Снаряды рвались повсюду, след трассирующих пуль тянулся по небу. Но невзирая на большую опасность, Никифор Баланов направил самолеты на артиллерийские позиции врага. При подлете к цели его звено подверглось более сильному обстрелу. Баланов заметил батарею зенитных пушек на окраине оливковой рощи. Покачивая плоскостями, он дал понять ведомым, чтобы они тоже устремились на батарею. Сбросив небольшие осколочные бомбы и обстреляв зенитчиков из пулеметов, истребители улетели в заданную вторую зону, где сумели вывести из строя дальнобойную батарею и уничтожить склад с боеприпасами. Выполнив задачу, звено повернуло назад. Но тут открыла сильный огонь другая зенитная батарея. Рядом с кабиной летчика разорвался снаряд, его осколки пробили фонарь. Самолет сильно тряхнуло, и Никифор на миг потерял сознание, почувствовав нестерпимую боль. Невольно провел по лицу рукой и увидел сгустки крови. «Плохи дела мои». Превозмогая боль, прибавил скорость, чтобы успеть долететь до аэродрома, но силы уже иссякли... Кое-как выровнял истребитель и затем стал снижаться. Пытался выпустить шасси, но оно, поврежденное снарядом, не выходило из гнезда. В голове мелькнуло: «Надо покидать самолет. Жаль машину. Попробую сесть на фюзеляж». Сделав еще один разворот над аэродромом, выключил на всякий случай мотор, и вспахав фюзеляжем борозду на зеленом поле, благополучно приземлился. Снова потерял сознание. Очнулся Никифор уже в госпитале и там узнал, что у него напрочь оторвало палец на руке и осколком снаряда пробило горло.

Весть о мужестве летчика дошла до республиканцев. Узнав о совершенном Балановым подвиге, командующий авиацией Центрального фронта прислал на его имя письмо: «Товарищ командир звена Баланов! Я узнал о том, при каких обстоятельствах Вы были ранены, о Вашем героическом поведении и высоких качествах летчика. Имею честь поздравить Вас и желаю Вам быть здоровым в самом скором времени».

После лечения в госпитале, еще не совсем оправившись от ранения, Никифор Федорович попросился в свою часть, в строй героических бойцов республиканской Испании. Призывный клич Долорес Ибаррури: «Но пасаран!» — «Они не пройдут!» — стал и для Баланова вехой в его героической борьбе против франкистов.

Март 1937 года... Бои на всех фронтах Испании разгорались с новой силой. Франко с помощью Гитлера и Муссолини при явном попустительстве социал-предателей в республиканском правительстве и при молчаливом согласии империалистов Англии и Франции все туже и туже стягивал кольцо окружения вокруг гарнизцнов республиканской армии. Усилились налеты фашистской авиации.

Никифор Баланов принял новое звено истребителей. Почти ежедневно летал на штурмовку (истребители республиканской авиации использовались часто как штурмовики), участвовал в ночных рейдах по вражеским тылам, совершал налеты на аэродромы мятежников. Были дни, когда Баланов и его друзья — летчики республиканской авиации — совершали по пяти-шести боевых вылетов, но никто и никогда не высказывал мысли об усталости. Все были проникнуты одним: умереть, но победить фашизм — основного врага не только Испании, но и всей Европы, народов всего мира.

В одном из воздушных боев Никифор впервые повстречался с новейшим истребителем гитлеровцев Ме-109; эти машины в Испании проходили боевые испытания, имели превосходство и в скорости, и в боевом вооружении над советскими машинами. Баланов знал об этом. Знал он и о том, что Ме-109 уступает нашему И-16 в маневренности. Этим и воспользовался Баланов, когда сошелся с гитлеровцем один на один в небе Мадрида. Дуэль длилась недолго. Закрученную «воздушную карусель» наблюдали и франкисты, и республиканцы. Победил советский ас, сумевший при выходе «мессера» из пике ударить ему по мотору. Больше Баланов не встречался с «мессерами» в Испании, но знал о них многое, и эти знания пригодились ему потом, в 1941 году под Москвой, где он командовал истребительной авиационной дивизией.

В марте 1937 года летчика-истребителя, волонтера республиканской Испании Никифора Федоровича Баланова за проявленный героизм и мужество в борьбе против фашизма представили к высшей награде — званию Героя Советского Союза.

27 июля Михаил Иванович Калинин подписал Указ и, когда в 1938 году Баланов вернулся в Москву, лично вручил ему и его боевым товарищам — Героям Советского Союза — ордена Ленина и Грамоты о присвоении этого высокого звания. Золотую Звезду Никифор Федорович получил позже, после того как она была учреждена Советским правительством.

По прибытии на Родину он отдыхал, залечивал раны, затем получил новое назначение и принял эскадрилью. Перед началом Великой Отечественной войны отважный летчик командовал истребительным полком, а во время тяжелых боев под Москвой ему доверили авиадивизию ПВО. Он сражался с фашистами в небе Москвы, над Крымом и Кавказом, освобождал Украину, штурмовал логово врага — Берлин.

* * *

Полученные раны, долгие годы напряженной борьбы с фашизмом сказались на здоровье И. Ф. Баланова. После окончания войны он тяжело заболел и был уволен в отставку.

Живя вдали от родного края, он не забывает своих земляков. Ему вспоминается далекое село, которое раскинулось около станции Канаевка, сурские затоны, куда он отправлялся с ребятами на рыбалку, голубизна неба, просвечивающая среди векового сосняка, где не раз собирал грибы и ягоды. Здесь, на Пензенщине, он провел годы детства и юности, вступил в комсомол, получил образование и путевку в жизнь. И не зря в жарких боях приходили на память дорогие сердцу места, за которые он пролил кровь, отстаивая дело Мира.

Ф. Ивашкин

(«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1976 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.


  Группы телеканала «Россия 1. Пенза»
  Читать russia1penza в Твиттере Читать russia1penza ВКонтакте Читать russia1penza в Одноклассниках Читать russia1penza в Facebook Смотреть russia1penza на YouTube


 Все сюжеты дня









АРХИВ 
р е к л а м а

п р о г р а м м ы

Презентация новой студии ГТРК «Пенза»

Ваши «Вести» в нашем эфире

Социальные сети

Новый год

Вести. Пенза

Вести. Пенза. События недели

Вестник студента

Пензенский государственный университет

Пензенская хроника. ХХ век

Доброе утро, Пенза!

58 регион. Территория успеха

Вести. Пенза. Подробности

Вести. Пенза. Экономика

Сельские вести

ЧМ-2018

Фильмы ГТРК «Пенза»

Открытая книга

Радио России из Пензы

Лермонтовский дневник

Эксклюзивно. Сделано в Пензе

Законодательная практика

Край талантов

АгроНавигатор

У камина

Интересная персона

Веры дивная лампада

Возродим святыню

Уроки творчества

© 2019 «Государственный интернет-канал «Россия» 2001 - 2019. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-26539 от 22 декабря 2006 года. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@rfn.ru. Реклама на сайте: тел. +7 (495) 954-04-61, е-mail: contact@roden-media.ru, ad@vesti.ru. Техническое сопровождение: Дирекция информационных технологий ВГТРК.